Крепость Чукотка ждет подкрепления крылатыми ракетами «Калибр-М»

На фото: во время нанесения удара крылатыми ракетами "Калибр" с подводных лодок "Великий Новгород" и "Колпино"

На фото: во время нанесения удара крылатыми ракетами «Калибр» с подводных лодок «Великий Новгород» и «Колпино» (Фото: Вадим Савицкий/пресс-служба Минобороны РФ/ТАСС)

Британское издание Daily Express пятничный (27 сентября 2019 года) пуск российской сверхзвуковой крылатой ракеты П-800 «Оникс» с Чукотки назвало «драматическим моментом», а соответствующее видео с этих учений Тихоокеанского флота, опубликованное Минобороны РФ — «ужасающим». Откуда столько эмоций на Западе по поводу достаточно рядового, казалось бы, элемента боевой подготовки наших военных?

Для начала — некоторые подробности о том, что произошло в тот день. В приблизительно минутном видеоролике, обнародованном МО РФ, показана погрузка через аппарель пусковой установки мобильного берегового ракетного комплекса РК-300 «Бастион-П» на большой десантный корабль. Вероятно, дело было на Камчатке, а в перепугавших Запад учениях принимал участие личный состав 520-й отдельной береговой ракетно-артиллерийской бригады ТОФа.

После перехода морем на Чукотку пусковая установка своим ходом совершила марш по безлюдной заснеженной трассе и прямо с дорожного полотна нанесла ракетный удар по судну-мишени в Чукотском море с дистанции 350 километров. При этом, как особо отметили военные, большую часть маршрута — 200 километров — «Оникс» со скоростью 2 Маха пролетела над сушей, «что является рекордом для этого типа ракет».

Одновременно из акватории Охотского моря и от берегов Камчатки по той же мишени удары наносили гвардейский ракетный крейсер «Варяг» (комплексом «Вулкан» с дистанции до 500 километров), малые ракетные корабли «Разлив» и «Мороз» (комплексами «Малахит»), а также атомный подводный ракетный крейсер «Томск» (комплексом «Гранит»). Всего в тот день тихоокеанцами было выпущено семь крылатых ракет четырех типов. Но и нами, и нашими вероятными противниками по итогам учений особое внимание было почему-то уделено именно стрельбе «Ониксом» с Чукотки. Почему? Что в ней такого особенно «ужасающего» для Штатов?

Ответ на поверхности: в пятницу «Бастион» палил по морской цели, а запросто мог — и по наземной. Подобную универсальность П-800 Россия убедительно продемонстрировала в Сирии еще в 2016 году, когда в провинции Хомс именно этим грозным, считавшемся прежде исключительно противокорабельным, оружием был уничтожен склад боеприпасов террористов. Но в таком случае на Чукотке, по логике, наиболее вероятные цели для наших «Ониксов» находятся на территории американского штата Аляска, до которого через Берингов пролив — примерно 86 километров. Впрочем, есть возможность подобраться к Штатам и еще ближе. Если, к примеру, доставить пусковую установку «Бастиона» на наш остров Ратманова в центре Берингова пролива. От этого самого восточного нашего клочка суши до территории США вообще — раз плюнуть. Всего менее четырех километров до еще царем проданного американцам вместе с Аляской бывшего российского острова Крузенштерна.

Другое дело: каков сугубо военный смысл такой акции? На сегодня — практически никакого. Потому что при заявленной дальности полета П-800 «Оникс» в 350 километров с Чукотки или даже с острова Ратманова подобным ударом удастся перепугать на Аляске разве только белых медведей. В пределах этого радиуса ни единой достойной наземной цели для массированного удара российскими высокоточными крылатыми ракетами нынче просто нет. Наиболее важный военный объект американцев на Аляске — их весьма крупная объединённая военная база «Эльмендорф-Ричардсон» в окрестностях Анкориджа, крупнейшего города Аляски.

Там расположен аэродром, на который базируются их новейшие истребители пятого поколения типа F-22, главный командный пункт 11-й воздушной армии ВВС США, командование Аляскинской зоны НОРАД, 4-я бригадная тактическая группа 25-й пехотной дивизии Сухопутных войск США, Объединённая оперативная группа «Аляска», 381-я разведывательная эскадрилья и другие части и отдельные подразделения. Только на сегодня долететь до них с Чукотки наши «Ониксы» не в силах (от Анадыря до Анкориджа по прямой свыше 1600 километров). Откуда, в таком случае, столько драматизма в комментариях на Западе?

Полагаю, все дело в том, что по обоим берегам Берингова пролива военно-политическая обстановка стремительно обостряется. Для начало взглянем: какой глубины и профиля оперативно-стратегический окоп лихорадочно роют в здешних льдах американцы?

Еще в начале нынешнего года министр ВМС США Ричард Спенсер заявил, что текущая задача американского флота сводится к энергичному наращиванию сил в арктических водах, открытию в них новых стратегических портов. В честности — на Аляске. Во исполнение этой идеи Инженерный корпус армии США уже разработал проект модернизации аляскинского порта Ном (по прямой — на расстоянии всего 811 километров от нашего Анадыря). В частности, предусмотрено углубление его дна до величин, достаточных для приема даже атомных авианосцев типа «Рональд Рейган» (осадка порядка 12,5 метра). Но даже и сегодня Ном к свои причалам готов принять мощную группировку из ракетных крейсеров типа «Тикондерога», эсминцев УРО типа «Арли Берк» и литоральных боевых кораблей ближней морской зоны класса LCS.

В соответствии с так называемой «арктической доктриной» Пентагона часть таких же боевых кораблей можно разместить и в другом аляскинском порту — Порт-Кларенс. Авиационное прикрытие способны осуществлять те самые истребители F-22 с уже упомянутой авиабазы «Эльмендорф-Ричардсон».

Далее. Вашингтон решил срочно возрождать свои недавно закрытые военные базы на Алеутских островах. В частности — на аэродроме острова Адак вскоре будут стоять противолодочные самолеты Р-8 «Посейдон». А на остров Атту собираются вернуть радионавигационную систему LORAN для координации действии ВМС США и Великобритании в Чукотском море.

Чем обусловлены все эти гигантские новые траты Соединенных Штатов? Намечающейся острейшей международной конкуренцией за на глазах освобождающийся ото льдов Северный морской путь. В мае нынешнего года госсекретарь США Майкл Помпео уже сказал, что Вашингтон с порога отвергает любые претензии России на единоличный контроль за возникающей в Арктике транспортной артерией. На министерской сессии Арктического совета Помпео, в частности, заявил: «Мы обеспокоены претензией России на международные воды Северного морского пути, в том числе новыми планами по его соединению с китайским „Морским шелковым путем“… На Северном морском пути Москва уже незаконным образом требует, чтобы другие страны запрашивали разрешение на прохождение, пуская на борт иностранных кораблей российских лоцманов под угрозой применения военной силы и потопления тех, кто не выполняет данное требование».

Кстати, нашумевшее недавно предложение Вашингтона руководству Дании о продаже Гренландии американцам тоже очень вписывается в эти внезапно обострившиеся заботы Штатов.

Понятно, что в будущей борьбе за контроль за Севморпутем именно Берингов пролив будет иметь ключевое значение для ее исхода. Потому и началась в этих мало кому прежде интересных стылых водах столь горячая милитаристская возня. И понятно, что именно в таком контексте пятничный ракетный пуск П-800 «Оникса» с Чукотки Запад и рассматривает. А точнее — как очень недвусмысленный ответ Москвы на новые претензии Вашингтона на наш сектор Арктики. И если на сегодня такой ответ и не выглядит для американцев очень уж пугающе, то и на российском берегу Берингова пролива завтра все, скорее всего, сильно изменится. И в не самую приятную для Штатов сторону.

Еще в январе 2019 года в Москве было объявлено, что в России полным ходом идет разработка новой версии знаменитой высокоточной ракеты семейства «Калибр» — «Калибр-М» с дальностью стрельбы по наземным целям в 4,5 тысячи километров (сейчас — максимум — 2 тысячи километров). Новинка будет способна нести и ядерную боевую часть.

Источник ТАСС в оборонно-промышленном комплексе поведал агентству: ракета будет передана ВМФ РФ до 2027 года — даты окончания действия нынешней госпрограммы вооружения. Военная новинка будет предназначаться для уничтожения сухопутных объектов и весит около тонны в обычном варианте. Однако она окажется способна нести и ядерную боевую часть. Проект — в стадии завершения научно-исследовательских работ и полностью профинансирован Минобороны РФ.

Скорое появление такого оружия, предположим, на Чукотке принципиально изменит соотношение сил в этом регионе между армиями РФ и США. Поскольку в зоне поражения наших «Калибров-М» тогда окажется много такого, что очень дорого американцам, совершенно не привыкшим к мысли, что и над их крышами могут когда-нибудь загреметь взрывы.

В зоне поражения нового оружия Москвы в таком случае окажется не только целиком американская военная база «Эльмендорф-Ричардсон» со всеми ее аэродромами, казармами, складами и командными пунктами. Но еще и американские радиолокационный пост Клир системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН) «Бимьюс» на Аляске, РЛС СПРН «Кобра Дейн» на острове Шемия, РЛС СПРН «Паркс» в штате Северная Дакота, а также база атомных ракетных подводных лодок ВМС США Бангор близ Сиэтла. И, безусловно, порты Ном и Порт-Кларенс, если к их причалам и в самом деле встанут всякие там «Арли Берки» и Тикондероги".

Таким образом, для Штатов ситуация в этом регионе в считанные дни может вернуться к той, что складывалась здесь к концу 80-х годов прошлого века. Когда под Анадырем Советский Союз на подземных стартовых позициях поставил свои ядерные ракеты средней дальности «Пионер» (SS-20 по классификации НАТО), нацеленные именно на территорию США. Сделано это было не просто так — в ответ на переброску в Западную Европу подобных же американских ракет «Першинг-2», в считанные минуты способных обрушиться на Питер, Москву и другие наши крупные города.

Тогда, напомню, уставшее жить в страхе руководство США и СССР решило прекратить холодную войну. «Пионеры» и «Першинги» сдули в небытие ветры начавшейся разрядки. Но сейчас обстановка в мире выходит на новый, еще более опасный виток международной напряженности. И, похоже, именно «Калибрами-М» мы решили снова прочищать мозги Вашингтону.

Стоп, но при чем тут наш «Оникс», если уж он-то никакого ощутимого вреда Штатам на безлюдном аляскинском сухопутье нанести не в силах? Весьма вероятно — это был прозрачный намек американцам в нынешнем диалоге «слепого с глухим». Тем более — обращает внимание читателей Daily Express — ракетный пуск на Чукотке произведен ровно на другой день после того, как министр обороны РФ Сергей Шойгу обвинил Запад в ведении настоящей гибридной войны. Он, напомню, сказал: «Наши западные коллеги любят обвинять Россию в ведении каких-то там «гибридных войн». Но должен сказать, что реальные гибридные войны ведет как раз сам Запад. Сейчас, например, оставляя Афганистан в полуразрушенном состоянии, американцы старательно устраивают суету в Венесуэле — тоже, разумеется, ради «торжества демократии!».

Да, запускать «Калибр-М» лет через семь-восемь определенно будут не с пусковых установок РК-300 «Бастион». Для них необходима, как минимум, самоходная ПУ 9П78−1 оперативно-тактического ракетного комплекса «Искандер». Но какая разница Тихоокеанскому флоту: тащить в трюме большого десантного корабля на Чукотку «Бастион» или «Искандер»? Как это делается для ракетного удара по Аляске без предварительной и долгой подготовки позиционного района — мы показали в пятницу. Маршрут проложен. Перегородить его американцы могут только за столом переговоров.

Военное обозрение: Шойгу прижимает флот к берегу

Военные новости: Военные рассказали, как боевики модернизируют дроны для атак на Хмеймим

Источник