Благодаря советскому химику, немецкие летчики 6 месяцев не могли бомбить Ленинград

Благодаря советскому химику, немецкие летчики 6 месяцев не могли бомбить Ленинград

Эта история случилась в октябре 1941 года, когда над Ленинградом был сбит Me-109. Пилоту пришлось посадить самолет на окраине города.

Пока патруль арестовывал немецкого летчика, в толпе оказался знаменитый советский химик-органик — Александр Дмитриевич Петров. Он внимательно наблюдал за топливом, которое стекало из пробитого бака, затем подставил под струю емкость и сразу же отправил эту бутылку в лабораторию. Там он занялся исследованиями, в результате которых выяснил, что температура замерзания трофейного авиационного бензина была минус 14ºC, против минус 60ºC у нашего. Вот почему немецкие самолёты не забираются на большие высоты! Интересно, как же они будут взлететь, когда температура воздуха в Ленинградской области опустится, например, ниже минус пятнадцати?

Сегодня

Полная статистика будет доступна после того, как публикация наберет больше 100 просмотров.

Благодаря советскому химику, немецкие летчики 6 месяцев не могли бомбить Ленинград

Эта история случилась в октябре 1941 года, когда над Ленинградом был сбит Me-109. Пилоту пришлось посадить самолет на окраине города.

Пока патруль арестовывал немецкого летчика, в толпе оказался знаменитый советский химик-органик — Александр Дмитриевич Петров. Он внимательно наблюдал за топливом, которое стекало из пробитого бака, затем подставил под струю емкость и сразу же отправил эту бутылку в лабораторию. Там он занялся исследованиями, в результате которых выяснил, что температура замерзания трофейного авиационного бензина была минус 14ºC, против минус 60ºC у нашего. Вот почему немецкие самолёты не забираются на большие высоты! Интересно, как же они будут взлететь, когда температура воздуха в Ленинградской области опустится, например, ниже минус пятнадцати?

Химик добился аудиенции у заместителя командующего ВВС Северо-Западного фронта. Генерал даже подумал, что химик не в себе. А что он мог еще подумать, если мужчина с горящими глазами и какой-то колбой в руках, буквально, кричит ему с порога, что знает способ уничтожения всех вражеских самолетов! Но, выслушав ученого, генерал заинтересовался рассказом. Для полноты картины химику доставили образцы с аналогично приземленного Ю-87.

Благодаря советскому химику, немецкие летчики 6 месяцев не могли бомбить Ленинград

В общих чертах результаты совпадали. Военные в обстановке строжайшей секретности приготовили немцам сюрприз. 30 октября на стол в штабе ВВС фронта легли дешифрованные воздушные фотоснимки аэродромов в Гатчине и Сиверской. Разведчики только в Сиверской обнаружили 40 Ю-88, 31 истребитель и четыре транспортных самолета. Утром 6 ноября в воздух поднялся 125-й бомбардировочный авиаполк майора Сандалова. С высоты 2550 метров наши Пе-2 обрушились на вражеские флюгплацы. Штурман ведущего бомбардировщика капитан В.Н.Михайлов сбросил бомбы точно на самолетную стоянку противника. Вражеские зенитчики свирепствовали, но ни одного истребителя в воздух немцы поднять не могли – мороз был ниже двадцати градусов!

За этим налётом последовали налёты и на другие аэродромы, в результате которых с немецкий 1-й воздушный флот генерал-полковника Альфреда Келлера понёс существенные потери и на шесть месяцев фактически потерял боеспособность.

Несмотря на то, что немцы вскоре доставили своим авиаторам более качественный авиационный бензин, который выдерживал хотя и не 60-градусный мороз, но позволял запускать авиамоторы при минус 20 градусах, способность наносить массированные бомбовые удары по Ленинграду флот восстановил лишь к апрелю 1942 года. Так, талантливый химик на полгода заблокировал, по сути, бомбежку Ленинграда.

Вскоре Петров вскоре был эвакуирован в Москву, а в 1947 году возглавил там лабораторию института органической химии АН СССР. Дожил он до 1964 года.


Источник